Вадим Забабашкин

Утюг и сорочка

Он ее погладил, стало горячо.
— Милый мой, хороший —
Ну, погладь еще!
Что за наслажденье,
Я сейчас умру!..

Гладил, гладил, гладил...
И — прожег дыру.