Вадим Забабашкин

Ухажер

На прощанье не обнял, проклятый,
ведь сама прошептала: «Не трожь!»
И осталась Маруся несжатой,
словно во поле спелая рожь.