Вадим Забабашкин

Князь

Рассыпал кто-то макароны:
порвался, видимо, кулек.
Попробовать сухой паек
слетелись галки и вороны.

А в сером небе черный ворон —
гурман, эстет и птичий князь, —
меланхолически кружась,
был равнодушен к макаронам.

Он только клюв скривил в презренье,
на глупых птиц не тратя злость, —
иное знавший наслажденье,
иных пиров почетный гость.