Андрей Внуков

Ода ритму

В трех измерениях

Как-то меня попросили стихи написать о ближайшем заводе, если точнее, то не обо всем, а о части завода, о цехе, даже, верней, не о цехе огромном, а лишь об участке, да и участок, по правде, просили не весь осветить, а частично, скажем, две линии взять на потоке, а то — и одну лишь, в двадцать станков или в десять, а можно и про сто — в четыре, и проследить, как станок этот план выполняет реально за полугодие или квартал, в общем, месяц обычный дали мне сроку на то, чтоб стихи сотворить, написать и представить...

Стал я ходить на завод спозаранку к станочку,
Стану вблизи и вживаюсь в станочную тему,
Так и стоим от гудка до гудка с перерывом,
Он — на меня, ну а я — на него так и смотрим...
Мысли различные в голову лезут, но мысли
Не о станке, а о матче футбольном, что в среду
Сборная наша опять проиграла, поскольку
Судьи судили не так, как хотелось бы нашим,
И вообще, мяч был круглым, но наполовину:
Их половина мяча покруглее была, чем у наших...
В общем, различные мысли мне в голову лезли, да жалко,
Мне для стихов, что заказаны, не подходили...
Так я стоял у станка всю декаду, но только
Взоры мои не давали сырья мне для строчек,
Слух мой не полнился ритмом работы мотора, —
Нет у меня матерьяла для песни о плане...

Где-то в средине декады второй,
Сидя напротив станка, на болванке,
Я вспоминал про «Семнадцать мгновений»,
Как это Мюллер — актер Броневой —
Не догадался, что Штирлиц — не Штирлиц
И не Исаев, а Тихонов Слава?!
Тут же представил я сразу себя
В роли разведчика где-то в Берлине:
Вот уже Бормана я захватил
Левой рукою, а Мюллера — правой,
Шелленберг просит пощады, но тщетно —
Я оставляю их связанных вместе,
Шнур зажигаю бикфордов и слышу…
Как заработал станок, что напротив!
Это меня потрясло до предела,
Но не пришел я в себя, потрясенный, —
Мастер, соскучившись по заготовкам,
В десять минут обточил все детали,
Я даже глазом моргнуть не успел.
И тишина... Словно в фильме о «Неуловимых»,
Серия первая... Белые кладбищем едут...
И тишина...
Снова сижу я напротив станка, только даром —
Взоры мои мне сырья не приносят для строчек,
Слух мой не полнится ритмом работы мотора,
Нету опять матерьяла для песни о плане...

Пошла последняя декада...
Сижу... курю... и вижу сон,
Что вместо творческого спада
Я вдохновеньем окрылен.
Вокруг работают машины,
Гремят станки, гудки ревут,
И движется сырья лавина,
И я стихами славлю труд,
И ритм труда ловлю по звуку...

Очнулся я в урочный срок
И вижу, братцы, сон мой — в руку:
Творит, работает станок!
Труда божественные звуки
Как шум проснувшейся реки!
И руки, руки, руки, руки,
Как будто их не две руки,
Соскучившиеся по делу,
Голодные по мастерству,
Творят они — и дрожь по телу,
И вдохновение — в строку!
Здесь в неразрывном единенье
Слились, как реки в океан:
И божество, и вдохновенье,
И премиальные, и план…
Все это так прекрасно вместе!
И пусть мне месяц не везло,
Как хорошо, что через месяц
Есть тридцать первое число!
Идет, кипит за план сраженье,
И, ритмы штурма торопя,
Перекрывая напряженье,
Выходит мастер из себя
И изрекает выраженье!

Соленые слова
Смывают вмиг усталость...
— Даешь аврал, братва!
Еще чуток осталось!
Пусть шум
Немал,
Но слышит цех:
— На штурм!
Аврал!
Вперед!
Успех!
Эх!

...Довольны все участники сраженья.
Плановики. Лгуны поставщики.
И руки, ободрявшие станки.
И лишь у моего стихотворенья
От сказочного перенапряженья
Устало опустились
Две строки...

Пою я славу трудовым рукам!
Моим стихам у них учиться надо.
Но завтра снова — первая декада...
Не знаю я, как быть моим строкам?..
Источник:
Андрей Внуков. Спасибо за «пожалуйста»!: Сатирич. и юмористич. стихи, монологи, интермедии. — М.: Искусство, 1979. — 159 с.