Наталья Шинкар

Долгожданная похвала

В шкафу Петрова (горе-то какое!)
Моль-негодяйка как-то завелась,
Изъела шерсть и полушерстяное
И нагло за синтетику взялась.

Затем, не реагируя ни грамма
На нафталин и всякий прочий яд,
Жевала тапки, зонтики, панамы, —
Короче, поглощала всё подряд.

Точила мебель, телевизор грызла,
А книжек извела — не перечесть,
Но у Петрова челюсть вмиг отвисла,
Когда она взялась котлеты есть.

Жена Петрова стряпала ужасно.
Петров привык, а моль, конечно, нет.
В миг роковой и для себя злосчастный
Решила моль отведать тех котлет.

Моль бледная еще бледнее стала,
Пожухли крылья, жадный взор погас...
И хоть злодейка босиком летала,
Отбросила сандальи в тот же час.

Миг избавленья наступил нежданно,
Петров орал «Ура!» что было сил.
Впервые абсолютно без обмана
Стряпню своей жены он похвалил.