Тимур Шаов

Из Америки с любовью

Что сказать тебе родная, об Америке далёкой?
Велика, богата нефтью и зерном.
Много банков, климат тёплый — дети зреют раньше срока.
Населенье — программисты в основном.

Все живут тут, как в деревне: околачивают груши,
Ходят в гости, жарят мясо во дворе.
Популярны здесь Мадонна, баскетбол и слово «булшит» —
Не нашёл это слово в словаре.

Улыбаются все люди день и ночь, зимой и летом —
Я так понял, что с деньгами хорошо.
Здесь не верят в чёрных кошек, но очень скверная примета,
Если скунс тебе дорогу перешёл.

Все тут братья — чёрный, белый. Все — как родственные души.
Мне сказали: «Только в Гарлем не ходи!»
Я спросил: «А дружба наций?» Мне сказали: «Это булшит!
Дружба дружбой, но дистанцию блюди!»

Всё тут тихо, мирно, строго, пьют немного.
Правда, в бизнесе недюжинная прыть.
Пишут на деньгах: «Мы верим в Бога».
Прям на долларах. Ну, чтобы не забыть.

Нет брутальности родимой, соли крупного помола.
Где разруха, где скандалы, где Чубайс?
Здесь скандал — и тот без мата, мясо без холестерола.
Здесь бомжи — и те в костюмах. Парадайз!

Здесь богатым быть не страшно: не сошлют в тайгу, в болото
Даже с парой миллиардов за душой.
Если здесь бежит мужчина, то не потому, что его ловит кто-то,
А потому, что для здоровья хорошо.

«Can I help You, Sir?» — «Of course!»
Формулирую вопрос:
«Вер из, дядя, винный лавка?
Выпить хочется because!»

Я бы тоже утром бегал, если б с вечера не пили,
А как не выпить-то с культурными людьми?
Ты ж пойми, тут жил Стравинский (мы за это пили виски),
Жил Шаляпин (пили водку), ты ж пойми!

Вспоминал я там Россию, старый домик за оградой,
Меж берёз дожди косые, тишина...
Так похоже на Канаду. Жаль, что всё же не Канада,
Но, однако же, родная сторона!

И пора уже бы нашему народу
Вместо Ленина чтоб в каждом городке
Поставить маленькую статую Свободы
С «Джонни Уокером» в протянутой руке!

Мы ж похожи с ними очень! Та же гордость, мессианство,
Тоже умники и тоже трепачи.
Если мы научим янки пьянке, а они нас пуританству,
Нас вообще родная мать не отличит.

Улетал с тяжёлым сердцем, было грустным расставанье.
Всё же я сентиментальный человек!
И, уже пройдя досмотр, обернувшись, на прощанье
Пограничнику сказал я: «I'll be back!»

Америка, Америка, простимся у плетня.
Страна встаёт со славою на встречу дня!