Леонид Сергеев

А я на митинги хожу

А я на митинги хожу, стою у самой, блин, трибуны,
Смотрю я кто во что обут, все речи слушаю подряд.
А на трибуне, блин, стоят одни народные трибуны...
И говорят, и говорят, и говорят, и говорят...

Один кричит: «Взойдет она, звезда пленительного счастья!»,
Другой кричит: «У той звезды пересчитать бы все концы!»,
Один кричит: «Ко всем чертям все эти органы и власти!»,
Другой кричит: «Все эти органы и власти — молодцы!».

А у меня с собой бутылочка «Зубровочки» в кармане недырявом,
И я тихонечко «Зубровочку» из горлышка топчу...
Я не хочу ни в центре быть, не быть ни левым и ни правым,
Я просто-просто жить хочу. А чтобы нет — так не хочу!

У телевизора сажусь я, блин, у самого экрана,
Смотрю я кто во что одет, программы все смотрю подряд...
А на экране каждый день одни воюющие страны,
И говорят, и говорят, и говорят, и говорят...

Один кричит: «Две пули в лоб, но полушарье не задело!»,
Другой кричит: «Шары залил, и сам наткнулся на кинжал!»,
Один кричит: «Он пострадал за наше общее за дело!»,
Другой кричит: «Железный дух, боец-кремень кинжал сломал!»...

А у меня с собой бутылочка «Перцовочки» в стакане неразбитом,
И я тихонечко «Перцовочкой» от насморка лечусь,
Я не хочу не быть борцом, ни быть героем, блин, убитым...
Я просто просто жить хочу. А что бы нет — так не хочу!

А я на кухню захожу, сажусь у самой, блин, каструли,
Ломаю крупно черный хлеб и солью крупною солю...
А за окном бушует жизнь, и тихо гадят птицы гули,
А я половником ем суп, и Вас отчаянно люблю...

За то, что Вы такая вся... такая вся... ну вся такая!
За то, что были Вы всегда... А может есть?... А может нет?!...
...Гляди-ка, митинг за углом! Все-все-все-все! Я исчезаю!
Но выключаю за собой я телевизор, газ и свет!..