Леонид Сергеев

* * *
А первыми уйдут толстые...
И не потому, что много едят,
А потому, что они — толстые,
И их сразу съедят.
Вторыми уйдут рыжие,
А рыжих у нас — страсть!
Не то что б рвачи или выжили,
А просто не наша масть.

За ними уйдут гомики
И педики заодно,
Их всех посадят на омики,
Закроют и пустят на дно.
С триумфом уйдут воины,
Исторгнув победы крик,
Как лучшие части убойные,
Их купит любой мясник.

А воинские начальники
Уйдут по цене другой:
Их всех приравняют к чайникам
И выгнут им носик дугой.
Без шуму уйдут идейные,
Вернее, их всех уйдут.
Поскольку они — идейные,
То шуму не создадут.

А с шумом уйдут глупые,
По пьяну, без оков,
Им выделят полк с трубами
И много грузовиков.
И разные-разные лица
Исчезнут с портрета страны...
За ними исчезнут птицы,
Поскольку не станут нужны.

Умчит ветерок осенний
Пройдясь колесом по струне,
И тихо сощурится гений
Со снимка на белой стене.
А нам еще мерить версты,
И жить нам, и весело петь...
И все-таки жаль толстых,
Которым не уцелеть.