Сергей Сатин

Шкаф

Любовник молодой в шкафу
стоит нагой, с тоской в очах.
Сюда пришел он на фу-фу
семейный осквернить очаг.

Но меч карающий настиг
ловца наивных дамских душ,
и недалек возмездья миг,
и разъяренный близок муж.

А дальше — как в кошмарном сне:
крик, мордобой, et cetera...
А я? На чьей я стороне?
С кем мы, работники пера?

Неоднозначность бытия,
о, как ты раздражаешь нас!
Увы, в таких шкафах и я,
бывало, стаивал не раз.

И идиоты всех мастей
с усердьем злобным и тупым
в порыве низменных страстей
меня избить старались в дым.

Они кричали: «Ах, ты, тля!&кaquo; —
и все под дых, под дых, под дых!..
И носит же таких земля!
Кретины — что возьмешь с таких!

А я, зубами и спиной
ступеньки все пересчитав,
бежал стремглав к себе домой,
где ждал меня такой же шкаф.

Ругаясь в бога, душу, мать,
(не забывая и отца),
я принимался изымать
очередного наглеца.

Священной яростью объят,
я бил его ногами в пах,
ему кричал я: «Ах, ты, гад!» —
и часто мазал впопыхах.

Гуманность — недостаток мой;
живет во мне недолго зверь.
Живи, козел! Беги домой 
и первым делом шкаф проверь!..

Нет, этот мир невыносим!
Не знаю, может, я не прав,
но мне сдается: лучший сим-
вол мира — безусловно ШКАФ.

В нем были он, и я, и ты —
всех не вмещает голова.
А так охота простоты,
пусть та и хуже воровства!

Весны моей златые дни
прошли... Что впереди — Бог весть.
Куда ни глянь — шкафы одни,
и в каждом кто-нибудь да есть.