Сергей Сатин

Меланхолическое

Когда умрет мой старый кот
(а будем все мы там),
он в рай кошачий попадет,
подобно всем котам.

Чудесен мир кошачьих грез!
Волшебен райский сад!
Там даже Дедушка Мороз
усат и полосат.

От пуза «Вискас» там едят,
покой там и уют.
И стайки беленьких котят
над головой снуют.

Пищат в траве мышей стада.
Их рай — чуть дальше, но
по старой памяти сюда 
их тянет все равно.

А грызть начнет тоска — придет
к реке забвенья кот
и валерьянки грамм пятьсот
для тонуса лакнет.

И будет он на небесах 
супругом многих жен,
чего внизу — увы и ах! —
злодейски был лишен...

Теченье осеней и зим
и шелестенье лет.
А там когда-нибудь за ним
и я отправлюсь вслед.

Не в курсе местных процедур, 
растерян и смущен:
— Привет! — скажу. — Ты прям Амур...
— Амур-р-р, — мурлыкнет он.

— Ну что, — мурлыкнет он, — пойдем?
Хоть этот свет, хоть тот —
а первым пусть в твой новый дом
на счастье кот войдет.