Наум Сагаловский

Про Алёнушку и Иванушку

Как во Муроме-граде, у озера, сидя на камушке,
говорила сестрица Алёнушка братцу Иванушке,
наставляла его, охламона, как будто ребёночка:
«Ты не пей, брат Иван, будешь пить — превратишься в козлёночка»,
а Ивану за сорок, здоровый, аж морда румянится,
на него, дурака, поглядеть, сразу видно, что пьяница,
этот самый Иван, словно тянут его за верёвочку,
из широких штанин, не таясь, достаёт пол-литровочку,
«Чтой-то вдруг хорошо, — говорит, — уж не праздник ли нынеча?
а раз так, — говорит, — надо выпить за Змея-Горыныча!»,
выбил пробочку, эх, да и выпил бутылку до донышка,
и на землю упал, и всплеснула руками Алёнушка,
потому что Иван, хоть учила она дурака того,
не в козлёночка, нет, а в козла превратился рогатого.
Ой, рыдай, не рыдай, а козёл, если кто-то кумекает,
даже слова по-русски не может сказать, только мекает,
и питается он лишь травой и листочками с веточек,
и трясёт бородой, и пугает, козёл, малых деточек...

Тут и сказке конец про несчастного братца с сестрицею,
а тому, кто прочёл, пусть ему и воздастся сторицею.