Лев Озеров

Еще о Шекспире

К концу у Шекспира все в лежку лежат,
Кинжалы в крови, и дорогою в ад
Идут поселенцы вселенского рая,
И все жизнелюбы — у смертного края,
И даже шуты перестали шутить,
И зритель в раздумье, как надобно жить,
И самый спокойный из них растревожен
Глотает по восемь лечебных горошин,
Но нет в этом мире покоя ему,
И гостем он бродит в своем же дому.
И только спокойны рабочие сцены —
На блоках вздымают фанерные стены,
И Гамлет, бутылку открывши ножом,
Лаэрту в стакан наливает боржом.
Источник:
«Крокодил», 1982