Булат Окуджава

Римская империя

    Римская империя времени упадка
    сохраняла видимость твердого порядка:
    Цезарь был на месте, соратники рядом,
    жизнь была прекрасна, судя по докладам.
А критики скажут, что слово «соратник» — не римская деталь,
что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
Может быть, может быть, может и не римская — не жаль,
мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.

    Римляне империи времени упадка
    ели что придется, напивались гадко,
    и с похмелья каждый на рассол был падок —
    видимо, не знали, что у них упадок.
А критики скажут, что слово «рассол», мол, не римская деталь,
что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
Может быть, может быть, может и не римская — не жаль,
мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.

    Юношам империи времени упадка
    снились постоянно то скатка, то схватка:
    то они — в атаке, то они — в окопе,
    то вдруг — на Памире, а то вдруг — в Европе.
А критики скажут, что «скатка», представьте,
                                                          не римская деталь,
что эта ошибка, представьте, всю песенку смысла лишает...
Может быть, может быть, может и не римская — не жаль,
мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.

    Римлянкам империи времени упадка,
    только им, красавицам, доставалось сладко —
    все пути открыты перед ихним взором:
    хочешь — на работу, а хочешь — на форум.
А критики хором: "Ах, «форум», ах, «форум»" —
                                                      вот римская деталь!
Одно лишь словечко — а песенку как украшает!
Может быть, может быть, может и римская — а жаль...
Мне это немного мешает и замысел мой разрушает.
1979