Константин Никитенко

* * *
Забрав подбитые к Вам клинья,
Уйду небрежною походкой,
Навек свое оставив имя
В душе у Вас татуировкой.

Вы мне вослед взметнете руки,
Рыдать во весь начнете голос,
И я пойму все Ваши муки —
У Вас в груди нетленный образ.

Пойму отчаянья причины,
Пойму, что жизни Вы не рады,
И соглашусь, что все мужчины —
Мерзавцы, сволочи и гады!