Петр Межурицкий

* * *
Я молодость помню свою наизусть —
откуда у парня испанская грусть,
а, главное, средь достопамятных благ,
откуда Бердяев и «Архипелаг
ГУЛАГ», а ещё иудейская спесь?
Отвечу: се тайна великая есть.