Петр Межурицкий

Эпос частной жизни

1.
Гуревич не забил пенальти,
Паламарчук играл на альте,
Петров не выходил из комы —
все трое были не знакомы,
но ехали в одном трамвае,
что в жизни иногда бывает.

2.
Внезапно всё переменилось:
кто в милость впал, а кто в немилость,
но всем досталось будь здоров:
Паламарчук забил пенальти,
Гуревич в кому впал, на альте
исполнил «Вальс Цветов» Петров.

3.
Прошли года. Вдали от Нила
судьба Гуревича хранила —
всё у него сейчас пучком,
Петров не избежал ареста,
и достоверно не известно,
что стало с Паламарчуком.

4.
Вот так и мы с тобой, читатель,
пока живём, налоги платим,
но в бесконечности дурной,
хоть до конца времён зависни —
роман есть эпос частной жизни,
как было сказано не мной.