Владимир Масс

Из книги «Нагая истина»

Тоже мученик

Возможно, надо строже быть и злее,
тем более в наш строгий, сложный век,
но, признаюсь, я лодыря жалею.
Он — мученик!
                  Несчастный человек!
Как он страдает! Как он только жив?
Он сам себе придумал наказанье.
В сравненье с ним мифический Сизиф
поистине счастливое созданье.

С утра весь день,
                     скрывая жгучий стыд,
стараясь быть особо осторожным,
несчастный лодырь должен делать вид,
что занят чем-то очень неотложным.

Подумайте, как путь его тернист:
ведь, с перерывом в праздничные даты,
он должен в штате, как эквилибрист,
держаться от зарплаты до зарплаты.

и он пыхтит, стирая пот с лица,
нелегкая задача у бедняги!
Нельзя ж одни и те же без конца
для вида
        перекладывать бумаги.

Легко ль весь день «казаться», а не «быть»?
Смотреть по сторонам, страдая дико.
Конечно, можно сбегать покурить,
а что потом?..
             Поди изобрети-ка!

Теперь уже нельзя считать ворон,
в удобном кресле сидя без движенья,
ну, час-другой клади на телефон,
а там опять гони покой и сон,
опять мобилизуй воображенье!

Тут действуй тонко и наверняка!
Тут надо навсегда забыть о лени.
Тут надо ежечасно, как на сцене,
жить в роли работяги-бодряка!

Нельзя начальство оставлять в покое.
Не делай ничего, но не молчи.
Волнуйся,
            циркулируй,
                          хлопочи,
придумывая что-нибудь такое!

Сил не жалей! Здоровья не жалей!
Где там вперед? Назад не сделай шагу!
Он раб и жертва праздности своей,
нельзя не пожалеть его, беднягу!

Он рад и счастлив, если ловко скрыл,
что он пустое место в учрежденье,
но сколько нужно нервов, сколько сил,
чтоб выдержать такое напряженье!
Он так измучен, бедный! Он устал,
сегодняшний Сизиф,
                         Неотантал!
Его судьба плачевна и убога,
бессмысленна, постыдна и горька,
но почему-то кое-где пока
еще подобных мучеников много.
Источник:
Владимир Масс. Нагая истина. — Изд-во «Советский писатель. Москва», 1977. — 96 с.