Владимир Масс

Мифическое

Леда

Средь темной рощицы... в высоком тростнике... А. С. Пушкин. «Леда»

Средь темной рощицы, в высоком тростнике, иль, скажем лучше попросту, в реке, у берега, заросшего травою, сняв царственный наряд, вечернею порою, купалась женщина редчайшей красоты.

Вдруг рядом с ней раздвинулись кусты и появился Лебедь белокрылый. Казалось, прямо с неба он слетел. Он был могуч, величественен, смел и обладал таинственною силой. Он крылья распростер и в тот же самый миг к устам прекрасной женщины приник, прильнул к ее груди, потом коснулся талии и, вовсе обнаглев, стал продвигаться далее. При этом он весьма проворен был и редкую сноровку проявил.

Кто ж был он, этот донжуан коварный?

Здесь речь идет о Леде легендарной и Лебеде, которым был Зевес.

Он к ней, к жене царя, не зря слетел с небес: красивейшая женщина на свете давно была у Зевса на примете, и он решает, что всего умней под видом Лебедя возникнуть перед ней.

Ну что же, никакого нет сомненья, что он сломил ее сопротивленье. Ведь он был, черт возьми, верховный бог и потому себе позволить мог (и позволял) любые превращенья.

Богам в заслугу ставят даже зло. Им разрешают то, что запрещают людям. Что было — было, что прошло — прошло, и мы входить в подробности не будем.

Зевс — бог, и Зевсу все разрешено. Конечно, он хитро придумал, но... Так победить, как победил он Леду, не значит одержать над женщиной победу.

Источник:
Владимир Масс. Нагая истина. — Изд-во «Советский писатель. Москва», 1977. — 96 с.