Владимир Масс

Брань

Блещут витрины,
                     мчатся машины...
Женщины...
           Школьники...
                         Дети...
                              Народ.
И вдруг
        ядовитой струей матерщины
Кто-то
     площадь,
              рыча, обдает.
Парень шагает по площади бодро.
Вот он уставил
                прямо на вас
Полные злобы
                  помойные ведра
Все ненавидящих,
                      мутных глаз.
С рылом кувшинным,
                          с душою мышиной,
Тешит себя он
                густой матерщиной.
Эта грохочущая
                   матерщина —
Скромных познаний его
                                вершина.
Ругань!..
        Вошла ему в кровь и плоть она.
Мыслей нет,
             голова пуста,
Только вонючая эта блевотина
Хлещет и хлещет
                    из крана-рта.
Не околело,
            живет до сих пор
Слово
     тяжелое,
              как топор,
Сердце и нервы
                    грызущее слово,
Слово — наследье
                        гнилого
                                былого,
Слово,
      грязнящее души и труд,
Слово,
      которым в лицо нам плюют!
Как же убить,
               как забыть это слово,
То, что на всякую подлость готово,
Липкий осколок
                  предательств и склок,
Низкое,
Склизкое
Слово-плевок?
С рылом кувшинным,
                        с душою мышиной
Парень шагает —
                 дурак дураком,
Но овладел он зато матерщиной,
Как не владел
Паганини смычком!..
Мозг угнетая,
               тираня и муча,
Лавой
     клоачною
               клокоча,
Застит нам свет,
                  как зловещая туча,
Эта
  словесная саранча!..
Как с саранчой
                и бороться с ней надо.
Химики!
        Где вы?
               За дело!
                       Беда!
Химики!
       Нет ли смертельного яда,
Чтобы покончить с ней
                              раз навсегда?
Источник:
Владимир Масс. Чуть-чуть... (Библиотека Крокодила №34). — М.: «Правда», 1970. — 63 с.