Владимир Лифшиц

Эллочка

В «Двенадцати стульях»
Ильф и Петров
Взяли ее на заметку —
Владевшую
Жалким десятком слов
Эллочку-людоедку.

Теперь она
Говорит не так,
И мы содрогаемся, слыша
Полублатное словечко «чувак»,
Заменившее слово «парниша».

Ирма — подружка —
К ней забежит.
Прическа понравится Ирмина.
И Эллочка
В буйном восторге
Визжит:
«Ты причесалась фирменно!..»

И тут же —
Только бы ей не отстать! —
Похвастается, наверное,
Что вот, мол,
Туфли сумела достать:
«Каблучки-то, гляди... модерные!..»

Когда кавалер ее плоско сострит,
Он пасти закрыть не успеет,
Как Эллочка бодро ему говорит:
«Гениально! Двадцать копэек!..»

Тряся телес розоватых желе,
Которому жарко и тесно,
Эллочка в танце шепчет:
«Преле!..»
(Что означает «прелестно»).

На улицу выйдет она из кино
И вам сообщит доверительно,
Что в фильме
Не все ей понравилось,
Но...
Все-таки было «волнительно...»

Поведайте ей,
Что подобных слов
Нет ни в стихах, ни в прозе,
Ответ у Эллочки сразу готов:
«Вы это на полном серьезе?..»

Русский язык
Могуч и велик!
Из уваженья к предкам
Не позволяйте
Коверкать язык
Эллочкам-людоедкам!
Источник:
Журнал «Юность» №11, 1958