Михаил Кочетков

Печальный романс

Печально проснуться в ночи одному,
Поняв, что не нужен уже никому.
И с этой бедой, худой как Гамлет,
На кухне пустой приготовить омлет.
Печально сидеть скорлупою хрустя,
Поняв, что вся жизнь превратилась в пустяк,
Что старый козел, что давно не у дел.
Омлет недосолен, омлет подгорел.

Очень трудно быть гостем непрошенным
От роддома до самого ящика.
Одиночество — вещь нехорошая —
От него недалеко до «Кащенко».

Как трудно вставать после бурной ночи, 
Когда, как старуха, супруга ворчит
И дети шумят, что цыгане в метро,
И топкой пылают башка и нутро.
И ты, кое-как посетив туалет,
Затем получив подгоревший омлет
Под ругань жены и детей кутерьму
Поймешь, что не нужен уже никому.

Где же, где же ты, юность туманная,
Там, где я одинокий пока еще?..
Эх, семья — это вещь негуманная —
От нее недалеко до кладбища.

А в нашем дворе поселились бомжи.
У них-то, конечно, счастливая жизнь:
Махнул грамм семьсот и в кусты, как бревно —
Живи, где хочу, с кем хочу — все равно.
Конечно, зимою мороз и метель,
Но есть же чердак — твой чертог и постель.
На сердце вольготно, просторно уму,
Ведь ты же не нужен уже никому.

Понимаю всегда с полуслова я,
Наградила умом меня мать,
Только жизнь, почему-то, такая-то вещь бестолковая —
Даже мне тебя трудно понять.