Юлий Ким

Крамольные песни

На день рождения Галича

Сэкономил я на баночку одну,
Да не вытерпел — глотнул, оставил треть,
И поехал в подмосковную Дубну —
Там на Галича хоть глазом посмотреть.

А Дубна — она, ох, не близенько,
А в Дубне одна только физика,
Никаких людей, словно померли,
Никаких идей — только формулы.

Позитроны, фазотроны, купорос —
Разгребаю я всю эту дребедень,
А как кончился физический нанос,
Вижу Галича с гитарой набекрень.

Он сидит себе, нога на ногу,
Будто на губе, будто надолго.
Ох какая ж чушь, блажь которая
Человека в глушь запроторила?!

А мне Галич отвечает: «Ты садись
Да пройди ты свою баночку до дна.
Я ведь сам сюда приехал на всю жизнь
И не выеду отсюда ни хрена!

Чай, протоны все тебе застили,
А ведь в них вся соль, в них все счастие.
Только тут и жить для своих целей:
И струна звенит, да и сам целей!»

Я расстегиваю свой комбинезон,
Достаю газетку — на, мол, посмотри.
А в газетке написано:
«Сообщение ТАСС: Переворот в Москве.
Первый декрет новой власти:
«О назначении Солженицына Главным цензором
Советского Союза»».

Тут мы кинулись в попутный позитрон —
И в ЦДРИ и там напились как хмыри.
А наутро радио говорит,
Что, мол, понапрасну бухтит народ:
Это наши физики на пари
Крутанули разик наоборот.

Мы переглянулися — и в Главлит,
А там все по-прежнему, ну и ну!..
Мы сложились с Галичем на пять поллитр,
Сели без билета и — айда в Дубну!

А Дубна — она, ох, не близенько,
А в Дубне одна только физика.
Только тут и жить для своих целей:
И струна звенит, да и сам целей.

Эйн, цвей, дрей!..
1968