Игорь Иртеньев

Письмо русско-немецкому другу

Письмо твое как анальгин,
Как солнца луч перед рассветом*,
Прости меня, мой друг Хургин
За то, что затянул с ответом.

Сам понимаешь, то да се,
Жена, детишки, груз усадьбы...
Будь я свободен, как Басё,
А тут, пардон, успеть поссать бы. 

Пора покрасить бы забор,
Да прикупить верстак столярный,
Увы, хозяйственный задор
Мне ближе, чем эпистолярный.

Недавно встретил Новый год,
Но не узнал. Видать, старею.
Как говорят у вас — «Майн готт!»
На берегах великой Шпрее. 

Хотя по графику зима,
Погода как в разгаре мая...
Как тут не двинуться с ума,
Умом Россию понимая!

Ну ладно я, а как там ты
В своей Германии гуманной?
Не перешел еще на «ты»
В своем общенье с Зегерс Анной?

Каких еще духовных тайн
Ты, Александр, причастился?
Что наши? Шрёдер, Кант, Рамштайн?
Ни с кем капут не приключился?

Почем, ответь, в твоей глуши,
Цумбайшпиль, млеко, курки, яйки?
Все мне подробно отпиши,
Как есть, геноссе, без утайки.

За сим кончаю. Со двора
Народа стон глухой несется...
И так забот здесь до хера,
А тут, глядишь, и он проснется.

* Поэтическая вольность