Артур Ио

* * *
Пока есть курево в дому,
Поэт сидит и курит «Приму»,
И, в общем, всё равно ему,
Что жизнь за окнами, в дыму
Теряясь, пролетает мимо,
Поэт никчёмен, от забот
Далёк, на всё начхать поэту.
Но «Прима» кончилась, и вот
Встаёт он молча с табурета.
Идёт из дома своего
В толпу, к спешащим и гулякам.
И громко восклицает: «О!
А здесь всё движется, однако.
Здесь и природа, и народ,
И где-то плещут воды Леты,
И Аполлон, наверно, ждёт
Священной жертвы от поэта?
Сейчас я...» Но в киоске взяв
Желанной флоры пару пачек,
Пересчитав спокойно сдачу
И по карманам рассовав,
Он забывает миг экстрима
И романтический порыв:
Идёт домой и, дверь закрыв,
Опять сидит и курит «Приму»...
Не потому, что он ленив,
Иль Аполлона надувает, —
А просто время не пришло
Поэту в руки брать стило.
И Аполлон об этом знает.