Олег Григорьев

* * *
После болезни все изменилось.
Не шел я по городу, а летел.
Когда-то давно уже это мне снилось —
Город, как лес качался и пел.

Каждый дом, труба и окошко,
Порт, стадион, туалет и вокзал,
Мусорный бак, воробей или кошка,
Пели свое, и я все понимал.

Разом, все вместе, как ясное слово
Было понятно уму моему.
Через день стал я вовсе здоровым —
И вновь никого не пойму.