Саша Чёрный

Утешение

      В минуты,
Когда, озираясь, беспомощно ждешь перемены,
      Невольно
Скуратова образ всплывает, как призрак гангрены.
      О счастье,
Что в мир мы явились позднее, чем предки!
      Всё лучше
По Чехову жить, чем биться под пытками в клетке...
      Что муки
Духовных застенков, смягченных привычной печалью,
      Пред адом
Хрустящих костей и мяса под жадною сталью?
      У нас ведь
Симфонии, книги, поездки в Европу... и Дума —
      При Грозном
Так страшно и так бесконечно угрюмо...
      Умрем мы,
И дети умрут, и другое придет поколенье —
      В минуты
Повышенных, новых и острых сомнений
      Вновь скажут
Они, озираясь, с беспомощным смехом угрюмым:
      «О счастье,
Что мы родились после той удивительной Думы!
      Всё лучше
К исканиям новым идти, томясь и срываясь,
      Чем молча
Позором своим любоваться, в плену задыхаясь».
1911