Аркадий Бухов

Вспомните!

Юбилейное

Много вас, в провинциальной тине
Утопивших грустно имена,
Все еще питается доныне
Распыленным прахом Щедрина.
Много вас, с повадкой хитрой, волчьей,
Под цензурным крепким колпаком
Подбирает капли едкой желчи,
Оброненной умным стариком.
Ваш читатель ласковей и проще,
Чем у нас, — он любит простоту,
Но устал: от гласных, и от тещи,
И от нравов граждан Тимбукту...
Знаю я, когда сосед — Европа,
Тяжело перо переломить,
Между строчек с запахом Эзопа
Щедриным исправника громить...
Тяжело потертые словечки
Доставать из пожелтевших книг,
Старый смех топить в газетной речке,
Потеряв свой собственный язык.
Так-то так... А все-таки берете,
В тине душ бессилье затая:
Щедриным, друзья мои, живете,
Щедриным питаетесь, друзья...
Мы — рабы одной каменоломни.
Что зовется — русская печать,
И теперь одно лишь слово — вспомни! —
Мне собрату хочется сказать...
Вспомни, брат, того, кто нам когда-то
Дал слова, какие знал один...
. . . . . . . . . . . . . . . 
И услышу отповедь собрата:
«Что пристал? Я сам себе — Щедрин».
1914