Борис Бронштейн

От великих до смешного

Я и Нобель

В ту пору я практически не пил,
Но вдруг нарушил жизненное кредо,
Поскольку, встретив Нобеля Альфреда,
Я понял, что тот случай наступил.

Обняв меня, как стойку фонаря,
Сказал мне Нобель: «Я слегка на взводе...
Нам премию сегодня на заводе
Давали по итогам января».

Достал он пачку новеньких банкнот,
Взглянул на них немного обалдело
И предложил отметить это дело
Без всяких там вступительных длиннот.

Сиял Стокгольм огнями кабаков,
Мы выбрали, который побогаче.
Нам стол накрыли — шведский, не иначе,
И натащили вин и коньяков.

Конечно, мы превысили лимит...
Альфред смеялся, делался сердитым,
Шутил, что всех шарахнет динамитом
(Зачем же изобрел он динамит?)

Потом мы шли, обнявшись, не спеша,
Своим не соответствуя приметам.
От нобелевской премии при этом
В карманах не осталось ни гроша.

Пусть я не помнил дома своего,
Пусть голова — как расщепленный атом...
Я чувствовал себя лауреатом,
Пока еще не ведая — чего.