Владлен Бахнов

Об одной исторической ошибке

Знают в Сызрани, знают в Вологде,
Повторяют всем в назидание:
Битый молодец — добрый молодец,
А небитый — одно лишь название.
Знать, недаром так слово молвится,
И не наше то измышление,
Что, мол, где-то за битого молодца
Двух небитых дают — и не менее.
Царь подумал: вот и решение!
Пустим в ход кулаки, зуботычины,
А как станем бить население —
Сразу вдвое его увеличим мы.
И с тех пор холопов вылавливают,
Бьют, не зная ни роду, ни имени, —
Битых молодцев заготавливают,
Чтоб потом на небитых выменять.
Били молодцев с жаром и пылом,
Били честно и так их и этак.
А менять их пора наступила.
Глядь, меняться желающих нету.
Слуги царские не церемонятся,
Истоптали луга и пажити:
Ищут, где за битого молодца
Двух небитых дают — не подскажете?
Короли вокруг извиняются,
Извиняются, а не меняются.
Ах, царю и печально, и горько,
Что ни с кем он не может условиться.
Ведь царя подвела поговорка
Или, может быть, даже пословица.
А теперь мы сказать можем точно:
Некто битый — от страшной обиды
Взял и брякнул когда-то про то, что
За него, мол, дают двух небитых.
Те слова до сих пор не забыты,
Но должны б они все же служить
Не указом, что следует бить,
А скорей — утешеньем для битых.
1974