Вадим Жук

* * *
Свой бег завершая, итоги
Подводит двадцатый наш век...
По рельсам железной дороги
Красивый идет человек.

Вглядись. и покажется странным
Виденье, но это не сон.
Да! Это Каренина Анна —
Прическа и платья фасон,

И очи, как темные грозы,
Изящные руки... Постой!
Ее же убил паровозом
Безжалостный киллер Толстой!

Не вышло! За годы в привычку
Вошло все идти и идти.
И хоть бы одну электричку
Она повстречала в пути!

Куда там курьерский, дрезина —
И то не остаться в живых!
Вокруг лишь качанье озимых,
Да радостный шум яровых.

То солнце на рельсах, то иней,
Шаги героини легки...
Не знает она, что вдоль линий
Летят телефонов звонки!

И мудрый, как Тэтчер, диспетчер
Тяжелую трубку берет,
Путей дальновидный разметчик
Пускает составы в обход!

С тобою сразиться готовы,
Недобрый писатель Толстой!
«Товарный до Брянска? К Ростову!
Почтовый в Саранск? На шестой!»
        
Здесь точность нужна без пристрелки,
Нельзя и в безделке спороть!
Веселые крутятся стрелки,
Грохочет железная плоть.

А вечную Анну беспечно
Ведет и ведет колея,
Она даже слова — «диспетчер»
Не знает. Да, Бог ей судья...

Хозяин железной дороги
Бессменно стоит на часах:
«У ней же мальчишка, Серега...»
И прячет улыбку в усах.
Источник:
Иронический журнал Жванецкого «Магазин»