Юрий Викторов

Панамка и брюки

«Помнишь, мама, мои белые брюки? Но об этом потом…» (с) Неизвестный мне автор
Чтобы отдых был шикарно-комфортным, По всем правилам плейбойской науки Я купил для променадов курортных Белоснежные панамку и брюки. И весь в белом и красив сам собою В ресторанчике сижу я у моря И любуюсь и собой, и волною С томной негой в отдыхающем взоре. Фрукты, устрицы, коньяк, моцарелла, В небе чайки романтичные реют, Я такой (напоминаю) весь в белом… Словом, полные вокруг эмпиреи! Только жизнь, как оказалось, жестока И притом, что характерно, внезапно — Из блаженства в состояние шока Я попал, как жук, прихлопнутый тапком! Потому что растопыривши крылья И продумав траекторию ловко, Чайки белые пошли эскадрильей Неожиданно на бомбардировку! Три секунды — и накрылась нирвана! Это было на крушенье похоже. И сижу я, весь покрытый гуано, Ну и столик мой, естественно, тоже… Эти Чеховым воспетые пташки, Эти символы любви и разлуки Набросали, извиняюсь, какашки На панамку и на белые брюки! Я, конечно, понимаю — природа, Демократия, свободные души… Но культурному и в белом народу Прямо негде безмятежно покушать! Но я чайкам отомщу непременно! Вот куплю себе две мощные штуки — Самый сильный дельтаплан и пургену… И в атаку — за панамку и брюки!