Юрий Викторов

Где же кружка?!

Как жил, к примеру, тот же Пушкин?
Как он достиг таких высот? 
А так — с утра он сразу в кружку
Шабли занАченный нальёт, 
 
Закусит, вспрянет, песнь заводит,
Пейзаж осенний обозрит,
Направо глянет — стих приходит,
Налево — сказочка летит.

Его же утром на работе 
Не ждёт похмельный бригадир 
И можно с кружкой на свободе
Записывать напевы лир! 

Потом на бал, потом к цыганам… 
Театры, женщины, друзья!
(Но там уж только со стаканом,
В театры с кружками нельзя.)

Ну, и конечно, по субботам 
Поедет на дуэль стрельнуть, 
(Но без особенной охоты, 
А чисто чтобы отдохнуть…)

КнигопродАвца жить поучит,
Потом в салон зайдёт на чай,
Там, если подвернётся случай ,
Полюбит даму невзначай…

С Жуковским тары-растабары,
А то и с батюшкой царём!
…И под широким «боливаром»
Поэт испытывал подъём! 

А тут весь день во рту ни капли,
Сухой, примерно как анчар,
Всё суечусь, как Чарли Чаплин,
И ни цыганок, ни гитар!

В друзьях ни Дельвига, ни Кюхли,
Сплошные Жоры да ВаськИ,
Они давно лицом опухли
И не писали ни строки.

И хоть бы Керн пришла какая,
Пускай не дивной красоты, 
Чтоб я, резвяся и играя,
Попел про грёзы и мечты! 
 
Но Кернов нет, а в воскресенье
Везут окучивать морковь…
Какое к чёрту вдохновенье,
Какие «слёзы и любовь»?!

Для творчества — условий нету!
А по другому бы склалось —
Я б тоже стал большим поэтом 
И жёг глаголами насквозь! 

Нет, я и нынче жгу порою,
Имея у друзей успех,
Но так бы я, как буря мглою,
Легко покрыл бы в рифму всех! 

Я написал бы вам такое,
Как ураган, слова крутя,
Что кто-то озверел бы, воя,
А кто заплакал, как дитя!

Так дайте мне хотя бы кружку —
И покорю я рифмой мир!
Как Александр Сергеич Пушкин,
Который классик и кумир!