Андрей Усачев

Из книги «Сны Петушкова»

Случай в троллейбусе

Иван возвращался с работы в час пик.
В троллейбусе жуткая давка и крик.
А люди все лезут, и давят, и давят,
Того и гляди, Петушкова раздавят —
Все крепче объятья железных тисков...
«Живым не уйти!» — осознал Петушков.

И жизни своей не желая лишаться,
Стремительно начал Иван уменьшаться...
И так он умялся от давки и тряски,
Что мог уместиться и в детской коляске.

Лежал он весь бледный, помятый, как овощ...
Немедленно вызвали Скорую помощь!

Врачи на Ивана глядят в микроскоп,
Как будто Иван — неизвестный микроб.

Лечить предлагали больного гипнозом.
И даже надуть Петушкова насосом.
Хватались за клизму и за ланцет...
Но, к счастью, сказал один умный доцент:

— Не верю, друзья, ни в насосы, ни в клизму!
УСЛОВИЯ — вот что нужней организму:
Природа, хорошая пища и сон —
И за две недели поправится он.
Лишь отдых и все санитарные нормы
Больному вернут его прежние формы!

— Спасибо! — послышался писк со стола.
И реплика эта Ивана спасла.

Врачи помещают его в санаторий,
На самый роскошный приморский курорт:
Отдельная комната, сосны и море,
И пляж, и массаж, и рыбалка, и спорт.

Кормили его из посуды нормальной.
И спал Петушков на кровати двуспальной.
И бегал в кино и на танцы с детьми
(Партнерш выбирая не старше семи!)

И вот потянулся Иван, потянулся...
И вот, потянувшись, в постели проснулся:
Лежит он, запутавшись в пододеяльнике,
Не зная: 
БОЛЬШОЙ он теперь 
                            или МАЛЕНЬКИЙ?!