Геннадий Норд

* * *
А где-то к исходу ночи
Под ложечкой так заныло.
Она была страшненькой очень,
Но пить уже нечего было.