Игорь Кашин

* * *
Я почитал Вас как кинозвезду,
Я называл вас радугой-дугою.
Когда я Вам поглаживал плечо,
Вы за нос меня дергали. С другою

Я мог неоднократно б, но терпел.
Очередной отказывая крале,
Не лез я даже в мыслях за предел
Своей благовоспитанной морали.

Но, заскочив однажды в гранд-отель,
Наивный, не приученный к изменам,
Я вдруг засек, как пили Вы коктейль
С каким-то заурядным бизнесменом.

Вы даже не заметили меня,
Не до тоски Вам было, не до грусти,
И ползала чужая пятерня
На Вашем крупногабаритном бюсте.

Метнув перчатку наглецу в мурло,
Я заявил Вам как бы между делом:
«Мадам! Мое к Вам чувство умерло!
Я расхотел Вас и душой и телом!»

Вы бросили себя к моим ногам,
Моля о снисхожденье, о прощенье...
А бизнесмен погладил свой наган
И процедил: «Стреляемся в ущелье».

И вот дуэль. Дуэль, скала и шторм.
Скала и шторм. Скала, и плащ, и шляпа.
Ревел сирен неутомимый хор.
Развратные их рты просили кляпа.

А Божий свет то вспыхивал, то мерк.
Зловещий ветер рвал с меня фуражку.
Мой выстрел в дрожь ньюрашена поверг,
А он меня смертельно ранил в ляжку.

Мадам! Подите прочь! Отцвел-увял
Ваш образ для меня! И зря на «Вольве»
Вы прикатили: во врага пулял
Не вашей чести ради мой револьвер.

Да и смешно бы было Вашу честь
Мне принимать за чистую монету.
И смерть моя — не просто смерть, а месть
Вам за неуважение к поэту.

Я вас любил сильней себя в сто раз,
Но наши разошлись пути-дорожки.
Подите прочь! Довольно пошлых фраз!
Я умираю и хочу морошки.