Саша Чёрный

Европеец

       В трамвае, набитом битком, —
       Средь двух гимназисток, бочком,
Сижу в настроенье прекрасном.

       Панама сползает на лоб.
       Я — адски пленительный сноб
В накидке и в галстуке красном.

       Пассаж не спеша осмотрев,
       Вхожу к «Доминику», как лев,
Пью портер, малагу и виски.

       По карте, с достоинством ем
       Сосиски в томате и крем,
Пулярку и снова сосиски.

       Раздуло утробу копной...
       Сановный швейцар предо мной
Толкает бесшумные двери.

       Умаявшись, сыт и сонлив,
       И руки в штаны заложив,
Сижу в Александровском сквере.

       Где б вечер сегодня убить?
       В «Аквариум», что ли, сходить?
Иль, может быть, к Мэри слетаю?

       В раздумье на мамок смотрю,
       Вздыхаю, зеваю, курю
И «Новое время» читаю...

       Шварц, Персия, Турция... Чушь!
       Разносчик! Десяточек груш...
Какие прекрасные грушки!

       А завтра в двенадцать часов
       На службу явиться готов,
Чертить на листах завитушки.

       Однако: без четверти шесть.
       Пойду-ка к «Медведю» поесть,
А после — за галстуком к Кнопу.

       Ну как в Петербурге не жить?
       Ну как Петербург не любить
Как русский намек на Европу?
1910